Неправомерное использование инсайдерской информации: суть и причины криминализации

УДК 343.538

Я.Д. Авилов, Курск
А.В. Звягинцев, Курск
НЕПРАВОМЕРНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНСАЙДЕРСКОЙ ИНФОРМАЦИИ: СУТЬ И ПРИЧИНЫ КРИМИНАЛИЗАЦИИ

В статье рассматривается новый для Уголовного кодекса РФ состав неправомерного использования инсайдерской информации для получения финансовой выгоды. Делается вывод об оправданности криминализации данного деяния.

В современных условиях развития российской экономики и корпоративных отношений объем сделок о продаже и приобретении акций тех или иных компаний достигает больших масштабов. Все это становится питательной почвой для различных преступлений со стороны недобросовестных участников данных экономических отношений. Незаконное использование инсайдерской информации и манипулирование ценами на финансовом и товарных рынках как раз относятся к данной категории преступных деяний. Эта проблема на нынешнем этапе очень актуальна для России, поскольку эти явления оказывают крайне негативное влияние на развитие всей отечественной экономики.

На данный момент ст. 185.6 УК РФ, которая вводит уголовную ответственность за неправомерное использование инсайдерской информации, еще не вступила в законную силу. Это произойдет по истечении трех лет после дня официального опубликования Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ «О противодействии незаконному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», т. е. 31 июля 2013 г. [1]

Данная статья имеет следующее содержание:

«1. Умышленное использование инсайдерской информации для осуществления операций с финансовыми инструментами, иностранной валю-той и (или) товарами, к которым относится такая информация, за свой счет или за счет третьего лица, а равно умышленное использование инсайдерской информации путем дачи рекомендаций третьим лицам, обязывания или побуждения их иным образом к приобретению или продаже финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, если такое использование причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода или избеганием убытков в крупном размере,– наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до четырех лет со штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или в раз-мере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового с лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. Умышленное использование инсайдерской информации путем ее неправомерной передачи другому лицу, если такое деяние повлекло возникновение последствий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, – наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч рублей до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо без такового с лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет или без такового.

Примечание. Крупным ущербом, доходом, убытками в крупном размере в настоящей статье признаются ущерб, доход, убытки в сумме, превышающей два с половиной миллиона рублей».

В данной работе мы не будем подробно останавливаться на рассмотрении объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны преступления, а рассмотрим его предмет – инсайдерскую информацию, поскольку на данном этапе она представляет особый интерес для теории и практики применения рассматриваемой нормы. Определение указанного термина также поможет выявить суть и причины криминализации в отечественном уголовном законодательстве незаконного использования инсайдерской информации.

В соответствии с Законом «О противодействии незаконному использованию инсайдерской информации…», под инсайдерской информацией следует понимать точную и конкретную информацию, которая не была распространена или предоставлена (в том числе сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну), распространение или предоставление которой может оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров (в том числе сведения, касающиеся одного или нескольких эмитентов эмиссионных ценных бумаг, одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов (далее – управляющая компания), одного или нескольких хозяйствующих субъектов, указанных в п. 2 ст. 4 настоящего Закона, либо одного или нескольких финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров) и которая относится к информации, включенной в соответствующий перечень инсайдерской информации, указанный в ст. 3 настоящего Закона.

Исходя из приведенного выше определения ясно, что инсайдерской информацией может быть служебная информация. Служебная информация – это любая не являющаяся общедоступной информация об эмитенте и о выпущенных им эмиссионных ценных бумагах, которая ставит лиц, обладающих такой информацией в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг. Но в то же время не вся информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, относится к инсайдерской. [2]

Можно выделить следующий основной признак служебной информации, которая может быть инсайдерской: это информация, которая не является общедоступной, возможность знакомиться с ней предоставлена только определенному кругу лиц в силу режима доступа, установленного в организации, и которая имеет ценность для участников рынка ценных бумаг.[3]

Следует сказать, что ранее данный термин считался самостоятельным и при расследовании уголовных дел, связанных с рынком ценных бумаг, использовалось именно это понятие. Однако теперь законодатель предписывает использовать именно термин «инсайдерская информация» в широком смысле.

Причин криминализации неправомерного использования инсайдерской информации достаточно много. Так, незаконно используя инсайдерскую информацию, инвесторы имеют неправомерное преимущество над другими участниками рынка, в результате чего, своевременно приобретая и продавая акции, мошенники получают огромную прибыль. И все это происходит за счет денежных средств добросовестных инвесторов. В период кризиса финансовый рынок стал еще уязвимее в части манипулирования ценами и использования инсайдерской информации: объемы торгов снизились, стало легче манипулировать ценами.[4]

Конечно, нельзя не учитывать и доводы практиков о значимости правового регулирования деятельности инсайдеров (инсайдерской информации). Например, Р.Р. Галямов отмечает следующее: «…именно легальный пользователь-инсайдер точно знает, где находится наиболее ценная информация и для кого она может представить интерес на рынке. А при угрозе сокращения опрошенные служащие готовы пренебречь этическими нормами – 71% точно будут использовать на новом месте работы конфиденциальные данные прежнего работодателя (клиентские базы, контактная информация, планы и предложения, пароли, коды доступа)». [5]

Ряд авторов отмечает, что текущая статистика использования действующих статей УК РФ, предусматривающих ответственность за злоупотребление при эмиссии ценных бумаг и злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, показывает крайне неэффективную работу правоохранительных органов с этими составами преступлений. За последние годы количество возбужденных по этим статьям уголовных дел не превышает двух десятков, и далеко не все из них доведены до судебного разбирательства. Это связано как с недостаточным профессионализмом органов внутренних дел, так и с отсутствием эффективной помощи со стороны госрегулятора. Все это также является одной из причин введения дополнительной уголовной ответственности за незаконное использование инсайдерской информации.

Данные доводы подтверждаются практикой. Так, ФСФР неоднократно заявляла об участившихся случаях манипулирования ценами на российском рынке, но было доказано только 2 эпизода незаконного использования инсайдерской информации. Так, в ноябре 2007 г. клиент компании «Норд Капитал» кипрская PalmarisHoldingLimited была уличена в манипулировании ценами на акции РИТЭК. Компания выступала покупателем и продавцом акций одновременно, за счет чего котировки РИТЭК взлетели более чем на 30%. По итогам проверки ФСФР направила брокеру Palmaris предписание приостановить исполнение поручений последней на совершение сделок. К Palmaris никаких санкций применено не было. [6]

Второй случай связан с компанией «Ричброкерсервис», акции которой за месяц подорожали на 80% благодаря манипулированию ценами ее сотрудников. И на этот раз манипуляторы не были привлечены к ответственности, а негативным последствием стало лишь исключение акций РБС из обращения в РТС и на бирже «Санкт-Петербург».[7]

Еще одним показательным случаем является попытка ФКЦБ России в середине октября 2003 г. найти незаконных инсайдеров среди игроков рынка российских еврооблигаций. Цены этих бумаг достигли своего пика за 35 ми-нут до оглашения новости о присвоении России инвестиционного рейтингаагентством Moody’s. Аналогичный случай произошел в 2004 г., когда был зафиксирован рост российских ценных бумаг и облигаций буквально за 15 минут до официального объявления агентством Moody’s о повышении рейтинга России. Еще одним громким делом стала проверка ФСФР в 2007 г. сделок с паями интервального паевого инвестиционного фонда «Пиоглобал — индекс ММВБ» на фондовой бирже ММВБ, котировки которых в начале года выросли на 1000%. Во всех перечисленных случаях ФСФР не удалось доказать манипулирование ценами участниками рынка ценных бумаг. [8] И подобного рода дел сейчас очень много.

Таким образом, криминализация незаконного использования инсайдерской информации является вполне оправданным и своевременным шагом в условиях развивающихся российских фондового и товарного рынков.

Ya.D. Avilov, A.V. Zvyagincev
MISUSE OF INSIDER INFORMATION: NATURE AND CAUSES OF CRIMINALIZATION
This article discusses misuse of insider information for financial gain, a new crime in the Russian Criminal Code, concluding that criminalizing this act was justified.

Библиографический список

1. Российская газета. 2010. 30 июля.
2. Савин А. Борьба с инсайдом и манипулированием рынком // Рынок ценных бумаг. 2010. № 2. С. 32–33.
3. Зверев В. Мошенничество с использованием инсайдерской информации и манипулированием ценами // Справочник экономиста. 2009. № 4. С. 12–13.
4. См.: Савин А. Указ. соч. С. 34.
5. Галямов Р.Р. Информационная безопасность – фактор обеспечения конкурентных преимуществ // Управление в кредитной организации. 2009. № 3. С. 33.
6. См.: Савин А. Указ. соч. С. 36-37.
7.См.: Савин А. Указ. соч. С. 38.
8. Вавулин Д.А. Уголовная ответственность за правонарушения в сфере рынка ценных бумаг // Право и экономика. 2010. № 3. C. 23–24.

Комментариев пока нет.

Введите значение суммы 8 + десять ?