Проблемы и границы применения полиграфа в уголовном процессе

В.Б. ЧЕЛПАНОВ, Я.Д. АВИЛОВ

Россия, г. Курск, Юго-Западный государственный университет
yaroslav.avilov@gmail.com

В данной статье анализируются противоположные подходы к применению полиграфа правоохранительными органами нашей страны, а также существующие проблемы оценки доказательств,полученных с помощью «детекции лжи». Обсуждаются вопросы, касающиеся расширения границ применения опросов с использованием полиграфа в уголовном процессе.Приводятся примеры из опыта работы специалистов-полиграфологов по уголовным делам.

Правоохранительные органы в борьбе с преступностью интенсивно пользуются возможностями специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа, поскольку они позволяют получить криминалистически значимую информацию в рамках оперативно-розыскной деятельности, на стадии предварительного расследования, а также в суде.

Однако существуют некоторые проблемы применения полиграфа в уголовном процессе, обусловленные разницей в методологических подходах к профессиональной подготовке полиграфологов и оценкам полученных результатов в системах УМВД и УФСБ.

Во-первых, штатные специалисты-полиграфологи органов внутренних дел руководствуются специальной инструкцией «Об организации проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации», утвержденной Приказом Первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации № 64 от 09.12.2010 г., а специалисты-полиграфологи органов безопасности – стандартом СТО РАЭБУР 51-01-99 «Порядок подготовки специалистов по опросам с использованием полиграфа (полиграфологов)»; государственный регистрационный № 844268 от 9 февраля 1999 г., разработанным Институтом криминалистики ФСБ России совместно с Российским агентством экономической безопасности и управления рисками (РАЭБУР) Торговой промышленной палаты (ТПП). Курсы подготовки полиграфологов проводятся в ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» на базе ООО «АРЕОПАГ-ЦЕНТР». Поэтому технологии применения полиграфа в силовых структурах России качественно различны.

Во-вторых, в системе УМВД при расследовании преступлений опрашиваемый сидит лицом к полиграфологу, вопросы могут предварительно не обсуждаться, а только зачитываются, не предусмотрено несколько предъявлений вопросов, а в заключении специалиста-полиграфолога не сказано о том, что оно носит вероятностный характер в части выводов, касающихся информации по делу.

В системе УФСБ опрашиваемый сидит спиной к полиграфологу, вопросы предварительно обсуждаются, тестируемый может участвовать в их редактировании, обязательно не менее трёх предъявлений одних и тех же вопросов, а заключение специалиста-полиграфологаносит вероятностный характер.

Кроме того, основоположник полиграфных проверок в МВД при расследовании уголовных преступлений Варламов В.А. отмечает то, что ФСБ никогда не занималась раскрытием уголовных преступлений, поскольку перед этой структурой стоят другие задачи [1].  На основании этого он и последователи его полиграфологической школы («Академия детекции лжи», г. Москва) критически относятся к порядку процедуры проведения опросов с использование полиграфа (ОИП) в ФСБ.

Соответственно, Оглоблин С.И. и Молчанов А.Ю., являющиеся авторами академического курса подготовки профессиональных полиграфологов в Институте криминалистики ФСБ России, считают школу Варламова В.А. несостоятельной[4].

Ищенко Е.П. обращает внимание на разнообразие технических средств, позволяющих осуществлять «детекцию лжи», эффективность использования которых в целях защиты прав граждан сомнений не вызывает (о чём свидетельствует практика применения полиграфа в различных регионах России), и подчёркивает, что интернациональный характер преступности диктует необходимость внедрения эффективных методов раскрытия и расследования преступлений в судопроизводство (по мере их научно-практической апробации)[2].

Действительно, сейчас существует множество модификаций полиграфа, но наиболее часто в системе УМВД используются модели «Крис», «Барьер-14», редко – «Активациометр-АЦ-9К»; в системе УФСБприменяюткомпьютерный профессиональный полиграф «ПИК-02» с программным обеспечением «Архонт» и логический речевой анализатор «Лореан». Последний прибор отнесён к специальным техническим средствам, применение которых возможно только субъектами оперативно-розыскной деятельности.

Вызывает беспокойство нереализованная возможность обращения за помощью к специалистам-полиграфологамстороны защиты.Хотя действующее законодательство не ограничивает инициативу участников уголовного процесса при выборе форм и условий дачи ими показаний, сторона обвинения под разными предлогами  всячески препятствует проведению опросов с использованием полиграфа вне системы УМВД по ходатайству адвоката или по желанию подследственного (подсудимого).Такое же негласное подавление следственными органами инициативы со стороны защиты распространяется и на свидетелей.

Известно о том, что процессуальный статус эксперта обязывает его квалифицированно проводить исследования, независимо от того, какая сторона их производство инициировала. Внедрение полиграфа в экспертную практику во многом увязывается с решением вопроса о возможности перепроверки в ходе повторных экспертиз первоначально полученных результатов.Следовательно, проблемы подготовки, профотбора полиграфологов и процессуальной регламентации их профессиональной деятельности необходимо решать комплексно. Тем более сейчас, поскольку после переаттестации работников милиции, освобождённые от занимаемых должностей сотрудники, стремятся стать полиграфологами, работающими на коммерческой основе.

Широкому применению полиграфа в уголовном процессе препятствуют и другие обстоятельства: отсутствие у правоохранительных структур и судов достаточного объёма соответствующей информации об этом методе; дефицит квалифицированных кадров, при котором во многих регионах полиграфологов просто нет; научные дискуссии о надёжности методик психофизиологического исследования.

Кроме того, на рассмотрении в Государственной думе Российской Федерации уже несколько лет находятся два законопроекта «О применении полиграфа», один из которых разработан доктором юридических наук Холодным Ю.И. (МГТУ им. Н.Э. Баумана), а второй – разработан кандидатом юридических наук Комиссаровой Я.В. (кафедра криминалистики  МГЮА им. О.Е. Кутафина).

Противники широкого использования полиграфа в уголовном судопроизводстве обосновывают свою позицию его низкой эффективностью. Безусловно, ошибки, тем более в применении новых технологий, неизбежны. Однако их не стоит бояться. Заключение каждого специалиста (эксперта) – лишь одно из доказательств по делу, причём ошибиться может не только полиграфолог, но и любой субъект судопроизводства. Задачей суда является установление объективности заключения эксперта и определения свойств его относимости, допустимости и достоверности. В случае возникновения у суда каких-либо сомнений, заключение специалиста-полиграфологавместе с записью полиграммы на электронном носителе должно быть направлено на рецензию в экспертно-криминалистический центр МВД Россииили в «АРЕОПАГ-ЦЕНТР».

Изучение опыта работы специалистов-полиграфологовв нашем регионе показывает, что судебная система Курской области при рассмотрении уголовных дел принимает заключения штатного специалиста-полиграфологаСледственного управления по Курской области.

Например, при рассмотрении уголовного дела в отношении гражданина Н., обвиняемого в убийстве гражданина З., среди множества других вещественных доказательств и улик, показаний свидетелей обвинения, а также выводов нескольких видов экспертиз (судебно-биологической, судебно-медицинской, судебно-психиатрической, криминалистической), суд принял во внимание заключение специалиста-полиграфолога с выводами о том, что соответствующие психофизиологические реакции подсудимого на проверочные вопросы, касающиеся обстоятельств убийства, могли возникнуть только у виновного лица, знающего детали преступления. Обращает на себя внимание тот факт, что подсудимый страдал органическим расстройством личности алкогольного генеза (психопатия). Несмотря на то, что сторона защиты пыталась уличить полиграфолога в необъективности выводов, ссылаясь на медицинский диагноз, заключение было принято судом, поскольку судебно-психиатрическая экспертиза признала подсудимого вменяемым, могущим давать показания по делу и осознающим происходящее.

Данный пример говорит о том, что полученные результаты ОИП подлежат оценке в совокупности со всеми материалами уголовного дела и не могут превалировать над ними.
Следует также отметить, что потребность в проведении повторныхи независимыхполиграфологических исследований на базе ЦПИ ЮЗГУ неуклонно растёт. Инициаторами  таких опросов с использованием полиграфа чаще всего являются адвокаты, свидетели, потерпевшие, представители и руководители различных организаций, особенно в случаях расследования ДТП, повлекших гибель людей. Специалист-полиграфолог помогает выяснить информацию о том, кто в действительности нарушал ПДД (превысил скорость, проехал на красный сигнал светофора), был в нетрезвом состоянии, изменил свои показания под давлением заинтересованных лиц.

Например, обнаружение полиграфологом информации о том, что свидетель изменил свои показания по просьбе родственников виновника ДТП, послужило поводом для привлечения свидетеля к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Кроме того, в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского у лиц с патологическими сексуальными влечениями, совершивших насильственные преступления, с помощью полиграфологических исследований были обнаружены специфические физиологические реакции на проверочные стимулы, касающиеся предмета сексуального влечения [3]. Таким образом, выявлены особые патосексуальные «маркеры» преступников.

Полученные в ходе полиграфологических исследований записи полиграмм вместе с заключениями специалиста и материалами уголовных дел, включающими в себя поручения представителей следственных органов и адвокатские запросы на проведение ОИП, успешно используются при обучении студентов юридического факультета на кафедре уголовного процесса и криминалистики ЮЗГУ для выработки  у будущих следователей профессионально-важных качеств, навыков постановки, формулировки различных типов вопросов и чтения полиграмм.

Таким образом, речь идёт о расширении границ применения полиграфологических исследований: от проверки правдивости показаний участников уголовного процесса до оказания консультативной помощи адвокатам по выработке адекватной тактики и стратегии защиты подсудимого, от выявления скрываемой информации у здоровых лиц (не имеющих противопоказаний к подобным проверкам) до регистрации определённых физиологических сдвигов у лиц с психическими отклонениями, не исключающими вменяемости, а также у свидетелей и потерпевших, подвергшихся психологическим воздействиям (влияниям) со стороны преступников с целью изменения показаний в пользу последних.    

Список использованной литературы

1. Варламов В.А. Детектор лжи. 2-е изд. – М.: ПЕР СЭ-Пресс, 2004. – 352 с.
2. Ищенко Е.П. Полиграф Полиграфович и Ко. – М.: Проспект, 2011. – 234 с.
3. Каменсков М.Ю. Фиксированные формы аномального сексуального поведения (клинико-патогенетические и судебно-психиатрические аспекты). – Дисс… к. м. н. – ФГУ ГНЦ Социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. – М.: 2008. – 211 с.
4. Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная «детекция лжи» (проверки на полиграфе):академический курс. – Ярославль: Нюанс, 2004. – 464 с.

Комментариев пока нет.

Введите значение суммы пять + 9 ?